Новости

Дмитрий Ревякин: Забайкалье накрыло лавиной трудностей

Дмитрий Ревякин в перерыве между песнями зачитывает записки из зала: «В Забайкалье до сих пор ходят байки, как встречали вас в булочной в Первомайском. Когда последний раз в местнуюбулочную-то ходили?» Музыкант тихо смеётся и отвечает: «Вчера». Ревякин приехал на несколько дней к маме, в родной посёлок Первомайский, и согласился дать сольный концерт в Чите. На быстро организованную встречу пришли самые верные поклонники, знающие старые, ещё студенческие песни музыканта. А перед концертом, с дороги, Ревякин согласился дать интервью «Чита.Ру».


— Кто ваши слушатели?

— Так сложилось, что наша группа достаточно специфична и в музыкальном отношении, и в лирическом наполнении. Приезжая на концерты, мы не задумываемся, правильно оценят ли наш посыл, и поймут ли его вообще. На наши концерты ходят специальный слушатель – он не легкомыслен и, думаю, уже подготовлен к тому, что хочет услышать. Хотя, если подумать, легкомыслие и не вредило никогда. Так что нам, получается, просто повезло со слушателями. Конечно, перед выступлением немного волнуемся – сколько соберётся зрителей, а вдруг их окажется меньше, чем ты предполагаешь. Может быть, мы и хотели, чтобы народа было много, но довольствуемся тем, что есть.

— Не хотелось ли расширить круг поклонников, например, сделав музыку более понятной для масс?

— Во-первых, уже поздно этим заниматься, а во-вторых, репертуар так просто не изменить – сердцу же не прикажешь. Пишется так, как чувствуется.

Фото: ALEXANDRA BABUSHKINA

— Читала в одном вашем интервью, что на родине, в Забайкалье, в 90-е было модно быть уголовником. Действительно тогда было так опасно?

— К сожалению, было. Но нас не коснулась такая мода. У меня была группа, мы сочиняли песни, репетировали их, записывали, некогда было криминалом проникаться. Да эта мода и не смогла нас коснуться. По-моему, Забайкалье всегда было непростым регионом, такова его планида.

— Сегодня, возможно, слышали, пошла вторая волна этой «моды» — в СМИ активно обсуждают новые криминальные движения, типа АУЕ, среди подростков.

— Слышал. Думаю, такая тенденция связана с экономикой, а ещё движения искусственно запускаются, так же, как и в 90-е. Не скажу, кем конкретно и кому это выгодно, но это точно происходит сейчас.

— Тем не менее, Забайкалье до сих пор для вас остаётся родиной?

— Конечно.

— Многие ваши композиции о том, как важно ценить родные земли, свои корни, есть композиции, вдохновлённые сибирским колоритом. Уехать из глубинки в центр – было необходимым? Что бы было с вами и творчеством, если вы остались в Сибири?

— Москвы нам было просто не миновать и никак не избежать. У нас централизованное государство и мы переехали в столицу, только потому, что так удобнее в организации концертов, гастролей и прочей деятельности группы.

— Теперь вы нечастый гость в Чите. Что чувствуете, когда приезжаете домой?

— Чувства неоднозначные. С одной стороны, я рад, что вернулся на побывку домой, но с другой, общаясь со знакомыми, друзьями, родственниками, узнаю, чем живёт край и дышит. Здесь, на самом деле, безрадостная картина. Людям не платят зарплат, негде работать, многие не видят перспектив и бегут скорее из региона. Этот процесс давно запущен, а сейчас, боюсь, его так просто и не остановить. Словно лавина он накрывает всех от мала до велика. Я читаю в разных источниках, слышу от друзей, когда приезжаю сюда, что закрываются рудники, заводы, крупные предприятия, на которых раньше стояло Забайкалье. Слышу, что земли отдаются в аренду китайцам. Из всех этих кусочков складывается безрадостная картина и мне больно её видеть.

— Говоря о России, называют две проблемы: дураки и дороги. Есть какие-то ещё серьёзные проблемы?

— (отвернув голову и подумав несколько секунд) Да тут целый спектр, о котором можно долго говорить! Но, думаю, всё же главная беда России – наша страна не является самостоятельной.

— В экономическом плане?

— Да, именно так.

— Замечали у силы русского духа зависимость от, например, западных тенденций?

— Она полная и безоговорочная. Объединить силу духа в стране сможет, во-первых, финансовая независимость, хотя бы частичная. Конечно, сейчас экономика глобальна, и полностью отречься от мировых тенденций нельзя и не получится. Понятно, что всё, начиная от воспитания, до экономики, можно найти в интернете – в этой паутине. Другое дело, что тотальная идея страны сейчас либеральная – она не приживётся и потерпит крах, как бы мы не старались. Скорее всего, это начнётся не снизу и не сверху, а одновременно.

— И отразится на музыке. Не кажется ли вам, что современная популярная музыка стала однообразной и даже серой? Если да, то почему так происходит?

— Наша страна музыкальная. Да, я согласен, культура страдает в какой-то мере, но это вызвано скорее модой, форматами и тем, что навязывается посредством масс-медиа. Люди – это то, что их формирует. То, что им навязывается. Такими они и будут. Однако талантливые исполнители всегда были и есть сейчас. Другое дело, в интернете столько всего разнообразного, и отфильтровать не каждому удаётся. Взгляд цепляется за простое – пошлость, агрессия, тупость, порнография, где там к настоящему прорваться. Впрочем, так было всегда, ничего нового.

— Когда-то рок считался музыкой протеста. Есть ли сегодня музыка протеста и насколько сегодня вообще уместен протест в музыке?

— По-моему, сейчас, как никогда она актуальна, может быть, даже сильнее, чем в 80-е. Тогда было одно поле в стране – единый организм. Все жили им. И востребованность была на эмоциональном, душевном, мировоззренческом уровне. Сейчас же каждый занят собою, занимается, чем хочет, и единство утеряно. Человек находит удовлетворение в разном, и зачастую совсем не в музыке.

— Вашу группу называют чуть ли не самой удачливой в плане издания своих песен. Все ли песни увидели свет? Много ли их остаётся пока в закромах и не были представлены слушателю?

— Конечно, есть такие. Связано это со временем, ведь мы не всё успеваем записать. Есть песни, которые лежат давно, но никак не хватает времени. Только и всего.

— В каком состоянии находится альбом «Сезон овец»? Насколько сильно в его подготовке помогает финансовая помощь от поклонников? Когда ждать выхода пластинки?

— Помощь действительно ощущается и была необходима. Сейчас могу сказать, что выход пластинки будет, наверное, в декабре или январе следующего года.

Фото: Роман Шадрин

— Есть информация и о том, что, возможно, будет ещё альбом, посвящённый Забайкалью. Так ли это?

— Планировать никак пока не получается, и опять же всё связано только с нашими ресурсами. Тем более этот год праздничный — 30 лет группе. Мы одновременно стараемся закончить «Сезон овец». Для выхода забайкальской пластинки нужно провести определённую подготовку, понять, кому это будет нужно, определиться с финансами. Не тороплю события, и не хочу пока обещать, когда соберёмся записывать альбом о Забайкалье, но он будет обязательно.

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
Фото: Максим Федосеев
Ирина Халецкая
08 сентября 2016

share via vkontakte share via facebook share via mailru share via odnoklassniki share via twitter