Новости

Интервью Константина Ковачева

Группе "Калинов Мост" в скором времени исполняется уже тридцать лет, а она по-прежнему собирает на своих концертах множество людей, объединяет судьбы и сердца. Легендарный гитарист Константин Ковачев, который отмечает свое десятилетие в составе группы, поделился воспоминаниями и ответил на вопросы о своем пути к церкви, студенчестве и музыкальных предпочтениях в эксклюзивном интервью.

Константин КОВАЧЕВ:
«Насчёт стойкости не знаю, но некоторое постоянство мне свойственно»


- Расскажите, пожалуйста, о Вашей музыкальной карьере до прихода в группу «Калинов Мост».

К.К: Началось всё с того, что я поступил в Москве в музыкальное училище, где занимался классической гитарой. Сейчас это, по-моему, колледж имени Шнитке, раньше назывался «Октябрьской революции». Пожалуй, там и началась карьера. Ещё в колледже были какие-то проекты... Во время службы в армии работал в джазовом оркестре пограничных войск. Ну и затем с разными исполнителями стал сотрудничать: был такой (вернее, он и сейчас есть) Алексей Паперный, группа «Кукуруза»... Потом у нас с музыкантами был арт-роковый проект «Octopus», но известности он не получил, некоммерческая была группа. Вообще много было исполнителей, с которыми я сотрудничал. Сейчас всех и не вспомню...

- Что Вы знали о группе «Калинов мост» до того, как в неё пришли? Как произошло знакомство?

КК: Я видел только клип «Родная» {смеется}, который крутили, когда я был ещё студентом, как раз в девяностые. Вот и всё, больше я ничего не знал, только этот клип. Он мне нравился. Но, видимо, я тогда погрузился в учебу, играл классическую музыку, и как-то мимо меня это прошло.

- Как Вам те композиции, которые были сочинены до Вашего появления в группе?

КК: Выборочно, кое-что мне нравится. Не всё конечно. Но есть, на мой вкус, вполне достойные творения.

- Есть ли какие-то песни, которые музыканты группы исполнять не хотят?

КК: Я не знаю, может быть, в плане поэзии у Дмитрия Саныча свои взгляды, я тут ничего не могу сказать, а в музыкальном плане мы вроде с удовольствием всё играем. Просто там так много песен, что все их не сыграешь. Вот недавно «Выворотень» играли - там много материала музыкального...

- А долго ли Вы репетировали перед этим концертом?

КК: Два дня {смеется}. Просто так получилось, что надо было всего две-три пьесы выучить, потому что остальные мы исполняем, в общем-то, давно.

- Существует мнение среди старых поклонников группы, что ранние песни Моста интереснее и сильнее, чем новые. Какой период творчества ближе всего лично Вам?

КК: Конечно тот, в котором я участвую, потому что это живая жизнь, реальность. А поклонники… Это вообще частое явление, я замечал такое: поклонникам, которые образовались вокруг группы с момента её основания и изначально её слушали, конечно, ближе раннее творчество, и я это хорошо понимаю. Тут работают ассоциации с юностью, с молодостью, и это нормально, мне кажется. Но я думаю, что есть и люди, которые сейчас открывают для себя группу, знакомятся с ней заново. И возможно, они уже отталкиваются в своём восприятии от новых альбомов. Вообще, песни «Калинова Моста» разных периодов, конечно, очень сильно отличаются. Потому что музыканты другие, да и само время меняется…


- Каким диском Вы больше всего довольны из тех, в которых приняли участие?

КК: {задумчиво} ... «Эсхато», «Золотое толокно»... «Contra», как ни странно. Он как бы не всем нравится, но я доволен, как альбом сделан с технической точки зрения, скажем так. А больше всего трибьют Башлачеву, наверное... Получается, что все практически{улыбается}.

- Вы не задумывались о записи сольного альбома или хотя бы отдельных композиций?

КК: Я периодически что-то записываю, лежит там, в столе… У меня там много уже материала {смеется}. Надо это просто довести до ума и, быть может, когда-нибудь вы это услышите. Все композиции инструментальные, песен я не писал. Я же не поющий человек. А музыку для кого-то другого я пока не сочинял, но надо попробовать...

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших музыкальных пристрастиях. Поменялись ли Ваши вкусы с течением времени?

КК: Сейчас мало что слушаю, только если это нужно для работы. Подсмотреть что-нибудь, понимаете ли…Вкусы менялись, конечно. Я эволюционировал в молодости, сейчас уже остановился. Ну что я слушаю…Конечно же это классика, духовная музыка, русская вокальная, качественный рок, но могу и хороший джаз послушать, почему бы и нет.

- Некоторые западные музыканты становились кумирами для многих деятелей отечественной рок-сцены. Кто из «западников» больше всего повлиял на Вас?

КК: Больше всего на меня повлияло такое направление, как арт-рок. Уже будучи студентом, я сильно увлекался этим направлением. «Genesis», например, оказал большое влияние.

- Как отреагировали Ваши родители на серьёзное увлечение музыкой?

КК: Они мне помогали сначала. Не было никаких конфликтов.

-Всегда ли Вы хотели быть музыкантом? Или были мечты о покорении космоса или спасении утопающих?

КК: Музыкантом быть хотел, но не с самого детства. Сначала, когда меня собирались отдать в музыкальную школу, я сопротивлялся. Так и не пошёл. Но где-то лет в 14-15 я сам увлекся музыкой и тогда уже целенаправленно стал готовить себя.

- Владеете ли Вы другими музыкальными инструментами, кроме гитары?

КК: Играю немножко. На клавишах играю, «общее фортепиано» ведь проходили в училище. Струнные некоторые. В принципе на пластинках всё написано, можно послушать.

- У людей искусства иногда наступает период, когда опускаются руки и кажется, что всё уже давно придумано до нас. Бывает ли у Вас такие моменты?

КК: Конечно, бывают. Но я от этого не страдаю, я философски к этому отношусь. Иногда приходит вдохновение, но если его нет, то не стараюсь из себя что-то выжимать. В целом же я согласен с тем, что высшие творения музыкального искусства уже созданы.

- Волнуетесь ли Вы перед выходом на сцену?

КК: Крайне редко. И это не то волнение, не сценическое. Последнего нет давно. Тут что-то другое.

-По Вашему мнению, какие условия необходимы для проведения идеального концерта?

КК: Хороший звук на сцене и в зале. А это связано, безусловно, с хорошим оборудованием. Ну, и, конечно, наличие хорошей публики. У нас-то вроде всегда публика хорошая {улыбается}.

- Каким Вы представляете себя лет через 10-20?

КК: Наверное, буду заниматься тем же, чем и сейчас, если Бог даст. Я уже этим, благо, занимаюсь много лет. Вот мне сейчас 42, а начал-то с 15-ти лет...

- Имя Константин восходит к латинскому слову «constans» - постоянный, стойкий. Этим именем называли великих русских князей и римских императоров. На Ваш взгляд, Вы оправдываете значение собственного имени?

КК: Насчет стойкости не знаю, но некоторое постоянство мне свойственно {смеется}. В каких-то вопросах я принципиальный человек, однозначно. Но если это не принципиально для меня, то всегда можно найти компромисс. Я, скорее, постоянный в быту, в привязанностях. В работе, кстати, тоже. Не люблю перескакивать туда-сюда.

- Ваш имидж: борода, длинные волосы, спортивное телосложение. Всегда ли он был таким?

КК: Борода всегда была {улыбается}, а волосы… Как из армии вернулся, так и не стригся с тех пор. Спортом тоже давно занимаюсь. Раньше это был всё-таки пауэрлифтинг, я долго им занимался, у меня даже КМС по пауэрлифтингу был в своё время. Но сейчас больше клонюсь в сторону бодибилдинга. Давно уже занимаюсь, около двадцати лет, наверное.

- Кто-то к церкви приходит через боль, через потерю близких, через страх. Что подтолкнуло Вас к принятию крещения?

КК: Смерть моей прабабки, Царствие ей Небесное... Мне тогда было лет 13, и я спросил у моей матушки, крещен я или нет, а она говорит: мол, ты крещен, тебя в детстве крестили. Но это были времена коммунизма, тогда ещё тайно всё делали. А я задал этот вопрос как раз, когда мою бабку отпевали, которая меня и крестила. Она была дочерью священника, расстрелянного большевиками. Я тогда сказал матери: «Пойдем узнаем в церкви у батюшки, правильно всё или нет». Батюшка сказал, что надо меня миропомазать. Он меня и докрестил. Всё это было уже так давно... А что подтолкнуло меня?.. Какая-то благодать Божья, на отпевании, как сейчас помню.

- Творческие люди очень подвержены искушениям. Как Вы боретесь с этим?

КК: Да все подвержены искушениям. А как бороться… Первое, что надо сделать, это удалить объект искушения подальше от себя. Ну а потом уже у меня свои рецепты {смеется}.

- Согласны ли вы с «теорией официальной народности», которую провозгласил граф Сергей Семёнович Уваров? (Православие, самодержавие, народность)

КК: {задумчиво} Да, согласен. Русская история так складывалась, что у нас практически всегда была монархия, цари. Они веками были на нашей земле. У нас никогда не было никакого демократического государства. Проблемы были, потому что рай на земле — это утопия, конечно. Здесь, на земле — скорбь и страдания. Но та схема, о которой мы говорим, для русского человека оптимальна.

- Какое время в истории России Вам ближе всего?

КК: Трудно сказать, я же не прожил эти времена. Так, по книжкам только… Может быть, какая-то дораскольная эпоха...

-Какую мировую литературу Вы читаете, какие авторы больше всего привлекают?

КК: Художественную литературу я давно не читаю, да и духовную в последнее время мало стал читать. Был период, когда много читал духовной литературы. Классику русскую люблю. Федор Михайлович Достоевский, например, Лесков, Шмелев...

- Тяжела ли для Вас гастрольная жизнь? Постоянные перелеты, переезды, частая смена погоды?

КК: О-о-ох… Бывает, устаёшь! Но ничего, потом, после перелетов, как-то восстанавливаемся.

- Как Вы любите отдыхать? Занимаетесь ли охотой, рыбалкой?

КК: Ну, поскольку я спортом занимаюсь, то спорт для меня и есть лучший отдых. Однако потом нужен отдых и от спорта, чтобы восстановиться {улыбается}. Но ни охотой, ни рыбалкой я не занимаюсь.

- Залог счастливой жизни для Вас?

КК: Благополучие в семье — и духовное, и материальное, конечно, тоже. Чтобы дети правильно вырастали.

-Что бы вы сказали тем молодым людям, которые только начали увлекаться творчеством группы «Калинов Мост»?

КК: Я бы пожелал им вслушиваться в эту музыку, вслушиваться в поэзию, не оставлять этого увлечения, поддерживать группу. Потому что мы в первую очередь это делаем для вас, я так считаю. Поначалу мне казалось, что музыкант всё делает в основном для себя. Но сейчас понимаю, что слушатели – это важно. Это с годами приходит...

 

Беседу вела Ксения СЕДАЯ


share via vkontakte share via facebook share via mailru share via odnoklassniki share via twitter